15:56 

циан.
rock it, faggot.
В Куайт Пайнс улицы опутаны туманом, можно с трудом увидеть что-то дальше двух-трёх метров. Так и ждёшь одинокого саксофониста под фонарём, который бы играл тоскливый джаз.
Официантка за кассой видит как в кафе входит мужчина в рубашке и коричневых штанах, почему-то взмокший, хотя на улице нет дождя. От него пахнет чем-то неприятным, смесью пота и тухлости, и этот запах резко контрастирует с ароматами кофе и карамели.
Официантка натягивает свою дежурную улыбку и подходит с блокнотиком к посетителю.
— Здравствуйте, вы в Свит Робин, меня зовут Шелли, что будете заказывать? — говорит она осторожно, но уверенно.
— Милая, я знаю, что я в Свит Робин... —отвечает он слегка раздражённым тоном, будто решил, что она принимает его за недоумка или слепого.
— На улице очень густой туман, а у нас сломалась вывеска, поэтому вы могли не заметить... —начинает оправдываться Шелли.
— Я очень хорошо вижу в тумане и темноте, не переживай. — говорит он и эта фраза почему-то заставляет мурашки бежать по коже. И он продолжает:
—Я хочу кофе и венские вафли.
— Кофе американо, эспрессо, латте, капучино, макиато...?
— Просто чёрный кофе с минимумом сахара.
Официантка записывает и уходит на кухню, где ставит кофеварку и кладёт вафли, чтобы они разогрелись. В этот момент старый телевизор с треском и помехами сообщает, что в болоте был выловлены трупы молодой девушки и парня. Шелли пятится назад от телевизора и слышит голос клиента:
— Скоро там мой кофе?
Она, едва умерив дрожь в руках, наливает кофе и несёт его посетителю.
— Что же тебя так задержало на кухне, Шелли? Неужто ты одна работаешь сегодня?
В этот момент в её горле застывает ком, вены наполняются льдом и болотной водой.
— Да, сегодня я работаю одна... —еле выжимает она из себя. А незнакомец говорит:
— Сказала бы сразу, я бы не торопил тебя... Кстати, будем знакомы, меня зовут Генри.
И самоназванный Генри протягивает руку для рукопожатия. Пальцы Шелли же будто закоченели, Генри растирает её руку, говоря о том, что она слишком нервная для такой работы.
— Я бы ещё хотел яичницу-болтунью, милая Шелли. — от его голоса она цепенеет, но послушно уходит на кухню, закрывая дверь. По телевизору рассказывают о сросшихся близнецах в Миннесоте. О том, что один страстно мечтал отделиться от другого, но денег на операцию у него не было. Но второй близнец понимал, что если его отделят, то он погибнет. Поэтому он однажды ночью он попытался избавиться от своего близнеца с помощью кухонного ножа, но истёк кровью сам. Рассказывают, что многие видят этого выжившего близнеца с бледной бело-серой кожей, через которую просвечивают тёмно-фиолетовые вены и с запавшими глазами, безгубым ртом, так как он сошёл с ума, когда увидел что произошло и отрезал себе губы и длинными когтями. Он обычно появляется в лесу Куайт Пайнс и стоит там будто изваяние. А потом резко срывается с места, нападает на смотрящего и пальцами разрывает ему кожу там, где он был раньше соединён со своим близнецом, после чего видит, что не может вернуть всё как было и убивает жертву.
Шелли подаёт яичницу, когда Генри тыкает в желток вилкой, тот растекается, а официантке кажется, что это не желток, а густая алая кровь течёт по тарелке, Шелли отворачивается и уходит на кухню.
Туман сгущается, на улице темнеет, гремит гром и в окно бьются ветки деревьев. На секунду Шелли мерещится за окном лицо близнеца и она вскрикивает от ужаса.
Лампочка то загорается, то гаснет. Девушка зажигает фонарик. Когда освещается зал, то видно, что зал пуст. Генри там нет. Шелли кажется, что её рот наполняется вонючей болотной водой.
Когда бьёт молния, она видит Генри с ножом в руке.

@темы: Вы — хуй, Ленский

URL
   

modern monkey

главная